Объективный информационный канал
для профессионалов отрасли

«Фармацевтическая отрасль», 2020, № 3 (80) июнь

5 минут с... к.фарм.н. Валентином Могилюком

С Валентином Могилюком (ВМ), к. фарм. н., научным сотрудником группы фармацевтического инжиниринга, Школа Фармации, Королевский Университет Белфаста (Северная Ирландия, Великобритания), наши постоянные читатели хорошо знакомы по его статьям, опубликованным в журнале.

Некоторые знают его лично по совместной работе в фармацевтических компаниях Украины с 2002 по 2016 г. (подробнее – в его профиле на LinkedIn https://www.linkedin.com/in/vmohylyuk). Валентин регулярно откликается на предложения принять участие в проводимых нами конференциях.

– Галина Зерова (ГЗ). Валентин, в 2011 – 2013 гг. Вы уехали работать в Берлин, с 2016 были замечены в Лондоне, а теперь – в Белфасте. Чем обусловлены Ваши географические перемещения?

ВМ: Если коротко ответить на Ваш вопрос, то обусловлено работой и изменением если не рода, то специфики деятельности. В фармкомпаниях Украины я занимался преимущественно разработкой рецептур
пероральных лекарственных средств, масштабированием и внедрением технологий в производство. Со временем, по мере изменения должностей, фокус моей работы сместился в сторону теоретической оценки возможностей разработки, производства, изучения патентной ситуации, вариантов доказательства эффективности и безопасности, экономического обоснования, поиска маркетинговых преимуществ, наполнения перспективного портфеля и пр. В 2011 г. у меня появилась возможность поработать в направлении Drug Delivery как в концептуальных проектах, так и в проектах по реформулированию.

Так я попал в авторитетную исследовательскую группу в Свободном Университете Берлина. Остальные мои перемещения также связаны с работой в университетских исследовательских группах.

ГЗ: Вы решились поменять динамичную работу в бизнес-ориентированных компаниях на размеренную университетскую жизнь?

ВМ: Должен здесь возразить – это наше восприятие, сформированное под впечатлением от отечественных
недофинансированных научных учреждений, где ученые занимаются на первый взгляд только для них понятной и нужной им наукой. Поэтому в нашем воображении ритм университетской жизни представляется, мягко говоря, нудным.

Не буду говорить обо всех западных университетах и группах, но там, где мне доводилось работать, темп очень высокий и даст фору нашей фарме, а исследовательские группы тесно связаны с или ориентированы
на фармотрасль. Работа в Берлине была очень динамичной. Менее чем за 2 года мы реализовали более 10
проектов для компаний европейского и мирового уровня. Параллельно с этим проводились различные встречи, обсуждения и происходила кардинальная смена направлений проектов.

В Университете Хартфордшира в Англии за два с половиной года благодаря идее и разработке технологической платформы при поддержке мощного инвестиционного фонда c регулярными отчетами на Банк Стрит, апробациями в европейских технологических лабораториях европейского и американского фармоборудования, а также защитой интеллектуальной собственности патентом появилась spin-off компания, которой еще только предстоит завоевать свое место в фарминдустрии.

В Королевском Университете Белфаста, где я работаю менее года, деятельность не менее динамична,
хотя COVID-19 и вынудил несколько сбавить обороты. В Великобритании работа фармацевтических исследовательских групп сильно ориентирована на коммерциализацию, прикладное применение и участие в
индустриальных проектах.

ГЗ: Основываясь на Вашем опыте, расскажите, чем в принципе отличается работа в Украине и за рубежом?

ВМ: Главное отличие заключается в специфике задач, которые приходится решать. Если в фармкомпаниях
задачи, как правило, ставятся сугубо в плоскости разработки какого-то конкретного продукта и в подавляющем большинстве случаев нужна генерическая копия, желательно «один в один», или линейка продуктов, то деятельность исследовательской группы зачастую намного шире. Как правило, фарма привлекает университетские группы не только для чистого аутсорсинга, но и зачастую для того, чтобы посмотреть на проблему глазами других исследователей, у которых иные философия и бэкграунд и которые используют или предпочитают другие исследовательские техники. Так они черпают креативность и конкурентные преимущества.

ГЗ: Не секрет, что триггером этой беседы стал Ваш пост в Facebook, в котором Вы предложили свою профессиональную поддержку. Хотелось бы узнать, чем Вы при этом руководствовались и какую цель преследовали? И почему в Facebook?

ВМ: В связи с вынужденным карантином мы работали дистанционно, поэтому пришлось приостановить
все экспериментальные исследования. Вследствие этого обнаружилось окно (или, скорее, форточка)
времени, и захотелось провести его с интересом и пользой. Я стараюсь регулярно мониторить состояние
украинского фармрынка, поэтому с удовольствием принимаю Ваши предложения посетить и выступить
на таких профильных мероприятиях, как «Дни фармацевтической промышленности» и Международная
конференция «Индустрия 4.0». Активно пользуюсь LinkedIn, но как свидетельствует история откликов,
представители украинской фармотрасли активнее коммуницируют именно через Facebook. В какой-то
мере публикация спровоцирована любопытством: мне интересно знать, с какими проблемами сталкиваются наши специалисты/фармкомпании сегодня, чем эти проблемы отличаются от проблем 5- или
10-летней давности. И за удовлетворение этого любопытства я готов был расплатиться своим временем.