Объективный информационный канал
для профессионалов отрасли

«Фармацевтическая отрасль», 2021, №3 (86) June

Seven Biopharma Trends to Watch in 2021

Становится очевидным, что помимо наращивания интенсивности борьбы с COVID-19 в биофармацевтической отрасли также возрастут темпы прогресса в редактировании генома, в генной и клеточной терапии, синтетической биологии и других ключевых областях.

Когда в прошлом году GEN готовил редакционную статью под названием «Восемь тенденций биофармацевтики, за которыми стоит следить в 2020 году», кто мог предвидеть появление COVID-19, а также смертность, болезни и экономические потрясения, которые вызовет эта болезнь? И кто мог предусмотреть, что на разработку сотен вакцин и лекарств, как новых, так и репозиционированных, будут брошены целые армии ученых промышленно-прикладного и академического направления? (На данный момент GEN на своей веб-странице COVID-19 Drug and Vaccine Tracker отслеживает данные о более чем 300 вакцинах).

Несомненно, главной темой года в биофармацевтике был COVID-19, вызвавший всплеск исследований и деловой активности. Но при этом в отрасли произошли события, которые обеспечат ее дальнейшее динамичное развитие и после взятия вируса под контроль.

Пандемия и другие «горячие» направления обусловили увеличение финансирования венчурного капитала до новых высот, одновременно стимулируя новую волну слияний и поглощений, а также увеличение числа первичных публичных размещений акций (IPO). Возросла клиническая и коммерческая активность в области традиционного поиска лекарств, а также клеточной и генной терапии (при проведении последней, кстати, зафиксирована смерть четырех участников в ходе двух клинических испытаний). Инвесторы с интересом отнеслись к новым технологиям, предлагающим потенциал для новых методов лечения,
включая редактирование генома и синтетическую биологию.

Ниже приведены семь тенденций, связанных с биофармацевтикой, о которых чаще всего говорят эксперты и другие специалисты отрасли. Упоминания об этих тенденциях встречались в интервью, взятых GEN, а также в докладах и других публичных заявлениях.

  1. COVID-19: финишная прямая

Надежда на окончательное прекращение пандемии COVID-19 зародилась в ноябре, когда появились положительные данные об испытаниях III фазы вакцины от компаний Pfizer и BioNTech, которые незамедлительно обратились за разрешением на использование в чрезвычайных обстоятельствах (EUA) для своей вакцины-кандидата BNT162b2. Эта надежда еще более укрепилась, когда компания Moderna сообщила о прогрессе относительно вакцины-кандидата mRNA-1273.

Другие обнадеживающие события включали одобрение Управлением по контролю за пищевыми продуктами и лекарственными препаратами США (FDA) первого лекарственного средства от COVID-19, репозиционированного противовирусного препарата ремдесивир производства компании Gilead Sciences (коммерческое название препарата – Veklury®).

В декабре две вакцины, mRNA-1273 компании Moderna и  BNT162b2 компании Pfizer/BioNTech, «догнали» ремдесивир и также получили одобрение FDA. К этим вакцинам присоединились (или проходят повторную проверку на побочные эффекты) еще несколько, включая AZD1222 (AstraZeneca/Университет Оксфорда), JNJ-78436735 (Janssen Pharmaceutical компании Johnson&Johnson), NVX-CoV2373 (Novavax), MRT5500 (Translate Bio и Sanofi), V591 (Merck & Co.) и еще одна, разрабатываемая Sanofi совместно с GlaxoSmithKline.

Согласно аналитической записке Майкла Йи, аналитика по акциям в компании Jefferies, и трех его коллег, опубликованной 18 ноября, объем вакцинации вырастет почти в 150 раз – с 35 млн человек в IV квартале 2020 г. до 5 млрд к IV кварталу 2021 г.

Что касается лекарственных препаратов, то к ремдесивиру на рынке, скорее всего, присоединятся два препарата на основе антител – бамланивимаб (Eli Lilly) и REGEN-COV2 (Regeneron Pharmaceuticals) – для лечения пациентов с легкой и умеренной формами COVID-19. В ноябре FDA выдало разрешения на экстренное использование компаниям Eli Lilly и Regeneron, что проложило путь к окончательному утверждению этих препаратов. Также в ближайшее время будет одобрен комбинированная терапия, включающая ремдесивир и Olumiant® (барицитиниб) производства компании Eli Lilly, предназначенная для госпитализированных пациентов с COVID-19. Она получила разрешение на экстренное использование в ноябре 2020 г.

  1. Генная терапия: большая фармацевтика, большие сделки

Крупные фармацевтические компании серьезно изучили преимущества генной терапии, что сулит расширение ассортимента продукции в 2021 и в последующие годы. В октябре 2020 г. компания Bayer согласилась приобрести Asklepios BioPharmaceutical (AskBio) за сумму почти USD 4 млрд, а через два дня Novartis купила разработчика глазной генной терапии Vedere Bio за сумму около USD 280 млн. Компания Roche согласилась потратить до USD 1,8 млрд на использование платформы CapsidMap™ компании
Dyno Therapeutics для разработки аденоассоциированных вирусных (AAV) векторов нового поколения для генной терапии заболеваний центральной нервной системы и печени.

Компания Pfizer инвестировала USD 60 млн в Homology Medicines через три дня после представления Homology положительных данных исследования I/II фазы (NCT03952156) для pheNIX, генного препарата для взрослых с фенилкетонурией. Среди биотехнологических гигантов компании Biogen и Sangamo Therapeutics занимаются разработкой и коммерциализацией кандидатов на терапию генной регуляции в рамках сотрудничества, которое может принести компании Sangamo более USD 2,7 млрд.

В 2021 г. сохранится проблема предотвращения трагедий, возникающих в ходе клинических испытаний препаратов генной терапии. В октябре компания Lysogene сообщила, что пятилетняя девочка с мукополисахаридозом типа IIIA (MPS IIIA) умерла в ходе испытания фазы II/III (NCT03612869), предназначенного для оценки препарата LYS-SAF302.

В период с мая по июль компания AudentesTherapeutics,котораябыла приобретена Astellas Pharma за USD 3 млрд в январе 2020 г., признала смерть трех пациентов в ходе испытания I/II фазы (NCT03199469), в котором оценивали кандидата AT-132 для лечения Х-сцепленной миотубулярной миопатии (XLMTM). Эти три пациента были в числе 17 участников, которые получали AT132 в
высокой дозе (по 1014 нг/кг трижды в сутки). Audentes объявила, что у всех трех умерших были характерные особенности, включающие пожилой возраст, большую массу тела и признаки предшествующего заболевания гепатобилиарной системы.

«Это определенно тревожный сигнал для данной области исследований, подтверждающий, что надо более тщательно подходить к повышению дозы и уделять гораздо больше внимания химии, производству и контролю, а не просто созданию более cильнодействующего препарата», – сказал Гуанпинг Гао, профессор биомедицинских исследований медицинского факультета Массачусетского университета, директор Центра генной терапии Horae и Центра вирусных векторов, а также содиректор Института исследований редких заболеваний Ли Вэйбо.

Несмотря на эти смерти, генная терапия не пережила такого же потрясения, которое последовало за смертью 17-летнего Джесси Гелсинджера в 1999 г. По данным Альянса регенеративной медицины, финансирование генной терапии почти удвоилось по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, увеличившись на 178% (до USD 3,5 млрд) в III квартале 2020 г. Всего в
период с января по сентябрь 2020 г. финансирование возросло на 114% (до USD 12 млрд).

В III квартале 2020 г. Альянс зарегистрировал 373 испытания генной терапии, что на 4% больше, чем во II квартале (359), но едва превышает показатель в 370 испытаний, проведенных в III квартале 2019 г. Из этих испытаний 115 находились в фазе I, 223 – в фазе II и 32 – в фазе III.

  1. Редактирование генома: CRISPR и не только

В ноябре редактирование генома подтвердило, что данный метод тоже может стать толчком к сотрудничеству с привлечением крупных сумм. Компания Eli Lilly обязалась  выделить до USD 2,7 млрд на использование платформы редактирования генома ARCUS® компании Precision BioSciences для исследования и разработки потенциальных in vivo препаратов для лечения генетических заболеваний, в том числе мышечной дистрофии Дюшенна. Инвестиционное подразделение компании Bayer – Leaps by Bayer – выступило одним из организаторов финансирования серии А в размере USD 65 млн для компании Metagenomi, разработчика систем редактирования генов на основе CRISPR для разработки клеточной и генной терапии.

Компании Therapeutics и Vertex Pharmaceuticals продолжают исследования CTX001, CRISPR-Cas9 генно-редактированной терапии, которая в июне продемонстрировала доказательство концепции у двух пациентов с трансфузионнозависимой - талассемией и подтвердила эффективность у другого пациента с серповидно-клеточной болезнью в двух испытаниях I/II фазы. Это были первые клинические исследования терапии на основе редактирования генов, спонсируемые американскими компаниями.

В опубликованном 20 ноября 2020 г. отчете компании Business Research Company прогнозировалось, что мировой рынок технологии CRISPR вырастет с USD 1,65 млрд в 2020 г. до USD 2,57 млрд к 2023 г., а затем увеличится до USD 6,7 млрд к
2030 г.

Ожидается, что этот рынок будет расти быстрее после прекращения судебной тяжбы по поводу того, кто изобрел методику редактирования генома CRISPR-Cas9. Этот ожесточенный спор находится в центре второго коллизионного разбирательства, происходящего в Патентном судебном и апелляционном совете (PTAB).